ИОАНН ЗЛАТОУСТ О РЕКЕ ИОРДАН

Картинки по запросу река иорданПочему из всех рек земли Христос избирает реку Иордан, чтобы совершить здесь Таинство Крещения? Нужно рассказать о природе этой реки, чтобы постичь историю сего таинства.

     Из всех рек лишь Иордан имеет два истока. <.. .> Один его исток – в Панеаде, другой – близ Панеады. Один исток называется Иор, другой Дан. Эти два потока, протекая некоторый путь на расстоянии друг от друга, в определенном месте сливаются и образуют одну реку. Древние назвали эту реку по ее истокам: Иордан – река, рожденная Иором и Даном, которые сначала отделены друг от друга, а в конце соединяются.

     В отличие от всех прочих рек, река эта не течет в живое море. Её принимает не живая вода моря, но Мёртвое море. Только она, в отличие от всех прочих рек, соединяется с мертвыми и бесплодными водами. Иордан есть образ нашего человеческого рода, и послушай почему.

      С самого начала наш род имел два корня: Адама, образованного из земли, и Еву, происшедшую от ребра. <.. .> Он был сотворен из земли и имел источником землю. Она же произошла из ребра и имела своим началом ребро. У них двоих были разные начала, и они отличались тогда друг от друга способом создания. Но впоследствии они сошлись в брачный союз, из них обоих составилось одно тело, и рождавшиеся люди стали рождаться уже не от ребра или из земли, но от их брака… Так вот, наш человеческий род, пройдя путь своего естества, завершился смертью (концом своим имел смерть). Начался наш род из земли и закончился смертью. Его приняло мертвое море, глубокое, преисподнее, мертвая бездна. Ведь чем Мертвое море является для этих живых вод, тем и ад – для умирающих.

     Потому [апостол] Павел говорит: «Не говори в сердце твоем: ...кто сойдет в бездну? То есть Христа из мертвых возвести» (Рим. 10: 6–7). Так вот, в отношении (именно) этого Иордана, который проистекает из живых источников и заканчивается Мертвым морем,

все чудодеяния Божии совершались для того, чтобы живая вода не текла более (перестала течь) к смерти.

     Трижды Бог разделил этот Иордан, чтобы течение его больше не устремлялось к Мертвому морю, но чтобы он востекал к древним живым истокам. Он был рассечен при Иисусе Навине, рассечен был и при Илии, когда милотью он разделил его, рассечен был Елисеем, когда, возвращаясь, он разделил его.

     Первым Иисус Навин рассек Иордан, и послушай, как. Не остановил он струи потока, но обратил воды назад, как свидетельствует псалмопевец словами: Что с тобою, море, что ты побежало и [с тобою], Иордан, что ты обратился назад (Пс. 113, 5). То, что стояло после, сделалось источниками.

     Спаситель, обращая вспять наш род, который устремлялся к смерти, делает так, что он больше не течёт к смерти, но возвращается к древним живым корням, не разрешается в Мертвое море. Итак, восстанавливается человеческая природа в свой первозданный вид.

     Никто не разделяет Иордан без некоторого символа. Иисус Навин разделил его, имея ковчег, Илия – милоть, Елисей – опять же милоть учителя.

     Поскольку человеческое естество само по себе было не в силах остановить течение, то первым входит Иисус Навин с именем

Владыки, неся с собой ковчег, который был символом тела Владыки. И оказывается, что Иордан ни Иисуса не почтил, простого человека (я имею в виду Навина), ни иудеев не убоялся, ни перед священниками не обратился вспять. И чтобы показать, что Иордан не народу уступает, но ковчег чтит, Иисус говорит: «Вот, ковчег завета Господа всей земли пойдет пред вами чрез Иордан... и как только стопы ног священников, несущих ковчег Господа, Владыки всей земли, ступят в воду Иордана, вода Иорданская иссякнет» (Нав. 3:11, 13), – не священников чтя, но кивот. И послушай, почему так.

     Спрашивает его Давид словами: «Что с тобою, море, что ты побежало, и [с тобою], Иордан, что ты обратился назад?» На это творение отвечает словами: «Пред лицем Господа трепещи, земля» (Пс. 113:7). Лицом Господним был образ ковчега. Чем для закона, скрижалей, сосуда и жезла был ковчег, тем для необъятного Божества была плоть Владыки, которая словно в ковчеге носила Божество. <.. .> И посмотри, что он делает: Иордан высох, не потеряв своих струй, но отступив к древним корням.

     Взял Иисус из Иордана двенадцать больших камней и поставил их по ту сторону реки, и положил вместо них другие двенадцать камней посреди Иордана (Нав. 4: 8–9) Что означает то, что он взял двенадцать камней и вместо них положил другие двенадцать? Как я сказал раньше, он обращает вспять человеческое естество. Или, лучше, желает показать, что извлекает человечество из глубины и возводит на небо. Он извлек на свет камни, которые никогда не видели солнечных лучей, не знали света. Они были вытащены из глубины на землю.

      <…> Так Иисус Навин перешел Иордан, и сделался Иордан для Иисуса Навина началом обладания землей. Он не наследовал Землю Обетованную, пока не перешел Иордан. И Христос не начинал проповедь о Царстве, пока не вошел в Иордан. Иордан – начало обладания землей; Иордан – и начало обладания Царством Небесным.