Празднование памяти святых китайских мучеников

ПОЗДРАВЛЯЕМ ВСЕХ С ПРАЗДНИКОМ ПАМЯТИ КИТАЙСКИХ МУЧЕНИКОВ! 

На нашем подворье прошла праздничная литургия на двух языках (русском и китайском). Службу возглавил настоятель подворья протоиерей Игорь (Зуев). Ему сослужили иереи Алексий (Прошаков) и Алексий (Юсупов), иеромонах Кирилл (Перегудин), дьякон Анатолий (Гольдман). 

Богослужебные песнопения на русском и китайском языках прозвучали под руководством регента Татьяны Уваровой.

 

Проповедь иерея Алексия (Юсупова) от 23 июня 2019 года:

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа.

Дорогие братья и сестры, поздравляем всех с памятью святых китайских мучеников. В этот день мы вспоминаем всех, кто в начале 20 века в 1900 году пострадал в Китае за православную веру. К тому времени Православие имело уже более чем 200-летнюю историю, немало людей того времени были православными не в первом, а во втором, в третьем и более поколениях. Община в Пекине к началу 20 века насчитывала 500 человек, что было плодом трудов многих поколений православных миссионеров - тех, кто приезжал из России для проповеди православия. Мы знаем, что это было не просто.  Тяжело было всем: как миссионерам, так и слушающим, для которых принятие вести о Христе было совершенно необычным и незнакомым. 

Из жития святого Митрофана Пекинского, первого китайского священника, мы узнаём о непростых событиях, происходящих во время его миссионерской деятельности. Его готовили к священническому служению с малых лет, замечен он был ещё начальником 15-й Пекинской духовной миссии Палладием Кафаровым, который предрёк ему ещё в совсем юном возрасте достойную судьбу православного священника.

Святой Митрофан был рукоположен во пресвитера Николаем Японским. Не описать словами как ему было тяжело проповедовать среди китайского народа. Кто-то его не принял по своей зависти, кто-то по ненависти, кто-то по презрению. Знаем мы и тот факт, что долгое время святой Митрофан перед своей смертью находился в состоянии некоторого тихого помешательства, так что он уже не мог жить на территории миссии, редко служил.

Но, когда начались гонения, все те люди, которые как почитали его, так и не почитали, а были его гонителями, завистниками, пришли к нему в дом, чтобы укрыться там во время восстания. И видим мы, как вместе с ним пострадаа примерно половина общины православных китайцев, находящихся в то время в Пекине и в окрестностях. На самом деле пострадали не только китайцы. Да, все эти люди были, конечно, гражданами Китайской империи, но среди них были потомки русских, маньчжур, люди из смешанных браков. Всех их объединяло одно – Православие. И на самом деле те, кто восстал против христиан, ихэтуани, были в первую очередь анти-монархисты, анти-западники, но их объединяло одно – ненависть ко христианству. И вот мы видим, что если Православная церковь учит нас тому, что самое главное - это наше духовное отечество, чьи мы граждане по нашей духовной жизни, являемся ли мы гражданами града небесного или нет, то здесь, на земле, очень часто становится важнее другое – наша человеческая высота. И если человек не может возвыситься от мира своего физического до мира духовного, то и вроде бы духовная составляющая вносится в абсолютно мирскую вещь.

Ещё в 19 веке в православной церкви была осуждена идея этнофилетизма, когда вопрос национальности в церкви ставились важнее вопросов духовного родства, вопросов вероисповедания. Но и сейчас мы видим, что никуда от этого не ушли. Мы видим, как из-за национальных распрей страдает церковь на Украине, мы видим, как, к сожалению, и в нашей русской православной церкви это не изжито до конца. Очень часто, слыша слова «русская православная церковь», наши прихожане, мы сами думаем, что это церковь русских. Хотя, если мы переведем «русская православная церковь» мы скажем не церковь русских, а церковь Руси – древнего образования государственного, которое восприняло православие от Византии. И вот именно это образование является православной церковью. И всех тех народов, которые живут рядом, которые восприняли православие из рук русских, российских миссионеров:  Япония, Корея, Китай, Америка и т.д. Мы с вами очень часто конечно, в силу того, что в конце 20 века, в 90-х годах, когда церковь поставила задачу как можно большее количество людей привести к православию, был сделан упор на нашу историческую культурную самоидентификацию, слышим, что так как Русь, Россия, Российская империя была построена в первую очередь людьми православными, то если ты русский, ты должен быть православным. Но много людей восприняло эту фразу совершенно наоборот – если я русский, я уже православный, мне больше ничего не надо. Мне не надо ходить в храм, мне не надо исповедоваться, мне не надо причащаться, я могу даже в Бога не верить, но этого уже вполне достаточно, чтобы говорить: «если я русский, значит я уже православный».

И мы, приходя в православную церковь, становясь истинными учениками Христовыми, должны некоторые вещи, которые мы принесли с собой в эту церковь, оставить за ее пределами. Вроде бы все читаем священное писание и слышим, что во Христе для человека духовного нет ни Эллина, ни иудея, ни раба, ни свободного, но все мы едины, все мы от одной чаши причащаемся. Но так ли это на самом деле? Очень часто, к сожалению, какие-то наши человеческие установки, не всегда речь идёт о национальных предпочтениях, могут это быть и политические воззрения, язык или негативное отношение к той или иной традиции, может быть, даже богослужебной, начинают нас разделять. Разделять во Христе. Разделять нас так, что мы видим это на примере и истории. Та же Китайская церковь может привести такой пример: в 50-х годах два епископа не договорились между собой, кто из них будет первым в церкви, из-за чего китайская церковь не сумела найти силы собраться снова и вовсе перестала существовать как организация. Плоды этого разделения мы пожинаем до сих пор.

Но и в нашей духовной жизни, в жизни одной общины, мы видим, насколько эти человеческие страстные разделения мешают нам быть истинными последователями Христа, истинными православными. И наоборот, любовь – истинная вера, преодолевает все, преодолевает любые границы. Но есть ли в нас истинная вера? На самом ли деле мы верим во Христа, на самом деле вера во Христа является нашим сокровищем? Когда священное писание говорит о проповеди Евангелия, священное Писание сравнивает это с сокровищем, со святыней, с жемчужиной, то есть с тем, что для нас важнее, дороже всего. Мы сейчас живем в 21 веке, можно сказать, живём в мире виртуальном, в интернете. К сожалению, живём там очень много времени. И вот отсюда мы можем наблюдать такую интересную ситуацию  – люди сидят в фейсбуке, в контакте, и постоянно делятся чем-то друг с другом, даже делятся там, где делиться не надо. Ведь это общественное пространство, поэтому даже те вещи которые тебе важны, надо фильтровать. То, что на самом деле важно сказать другим, публикуй, а то что не надо – удержи у себя. Но нет, человек думает, что это для него важно, что для него это самое главное, и хочется со всем миром этим поделиться. Что же получается, как только мы что-то находим важное для нас, кажущееся для нас некоторым сокровищем, мы обязательно этим поделимся, поделимся с нашими друзьями, с нашими родственниками, мы поделимся этим с теми, кто даже может быть нас не знает, потому что считаем, что это драгоценно. Но так ли мы поступаем с нашим православием? Так ли мы поступаем с нашей верой, с нашим христианством? 

Апостол Павел, когда пишет к ученику своему Тимофею, говорит – «настой во времени и без времени», то есть проповедуй Христа. И когда к этому есть подходящий момент, и когда неподходящий момент - тоже проповедуй Христа. Но так ли мы поступаем со своим православием? Нет, мы пришли в Церковь, мы удовлетворились тем, что сами ходим в храм и не только сами не проповедуем Христа, но часто другим людям, которые хотят рассказать о Христе, мешаем. Почему? А потому, что по факту, хоть мы декларируем, что самое важное для нас это православие, это не так. На самом деле мы с удовольствием поделимся чем-то другим, каким-то своим свершением. Может быть, с гордостью расскажем близким о том, чего я достиг: получил новую работу, у меня зарплата стала лучше, я дом построил или квартиру купил, или может быть какая-то вещь была очень важная для меня, я много-много лет ее искал, в конце концов нашел, купил, и с удовольствием ей поделился. Но поделюсь ли я так Христом, которого я долго искал, нашел, и с радостью, с благодарностью Богу, и просто с человеческой своей сердечной радостью с другими людьми. Мы так не поступаем. А значит, к сожалению, ещё пока в нашем сердце сокровище нашего сердца не является Христос в полной мере. Ещё до сих пор мы живем не по духу, а живем по плоти, для нас гораздо важнее вещи обыкновенные, мирские, вещи этого мира, но не вещи мира духовного.

И вот мы с вами, дорогие братия и сестры, вспоминаем сегодня китайских мучеников, вспоминаем историю Православия как на Руси, так и в Китае. Читая священное Писание, мы всегда должны соизмерять свою жизнь, жизнь свою «духовную» с тем эталоном, который нам Церковь дает. Соответствуем мы этому или нет. И если мы не соответствуем, то это нам повод для того чтобы пойти покаяться, попросить у Бога прощения, но это и повод для того, чтобы изменить нашу жизнь, изменить наше отношение к своей жизни, изменить отношение к нашим близким, изменить отношение на приходе с другими братьями и сестрами во Христе, чтобы может быть здесь, хотя бы в малой семье (я не говорю про всю Россию, про всю российскую церковь), хотя бы в нашей малой семье мы отчасти следовали за Христом и учились быть истинными христианами, чтобы наш храм, наша община, наш приход был как некоторый филиал того Царства Небесного, который Господь устроил, создав Церковь в день пятидесятницы, ниспослав Святого Духа.

Будем с вами дорогие братья и сестры к этому стремиться. Стремиться к истинной вере, к истинной любви, к объединению во Христе, а не разделению по своим человеческим страстям. Всех вас поздравляю с праздником, помогай Господь и Матерь Божия.