ХРИСТИАНСТВО В КИТАЕ: С ВРЕМЁН АПОСТОЛЬСКИХ ДО XIX В.

Первые христиане прибыли на Китайскую землю ещё во времена апостолов. И если теперь спросить китайца, что он знает о христианстве, то он вспомнит о миссионерах, рассказывающих о Спасителе. Для китайцев эта тема стала частью их истории эпохи процветания Китайской империи, чему сохранились даже некоторые археологические доказательства, которые дополняет уже более поздняя история возникновения Русских Духовных Миссий в этой стране.

 

 

 

 

 

АПОСТОЛ ФОМА И ПЕРВЫЕ ХРИСТИАНЕ В КИТАЕ

 

Первые века по нашему летоисчислению для Китая были очень благоприятными, империя начала стабилизироваться, расцветали производство и культура, успешными была как внутренняя, так и внешняя политика. Именно в первые века христианство попало в эту цветущую империю. Суще­ствует предание, что первым христианином, прибывшим на Китайские земли, был сам апостол Фома с небольшим количеством учеников.

«Традиционно считается, что мученичество св. Фомы имело место в Индии в Мадрасе в 53 г. н.э. Таким образом, первый контакт христианства с цивилизацией Китая должен был состояться незадолго до этого времени». Также о том, что апостол был в Китае свидетельствует «Доминиканец Гаспар да Круз, прибывший в Китай в 1556 г., который сообщал со ссылкой на армянского паломника, что армяне располагают свидетельствами, что до своего мученичества в Индии св. Фома побывал в Китае, проповедуя Евангелие. Однако, по их словам, пробыв там несколько дней и увидев, что его деятельность не дает плодов, апо­стол Фома вернулся назад, оставив в Китае трех или четырех учеников».

Когда русские дипломаты в XVIII в. интересовались вопросом первых христиан в Китае, стало известно, «что и святой Апостол Фома или сам своею персоной, или через посланных от себя проведал китайцам благовестие Хри­стово. Сего Апостола китайцы почитают во образе идола, называя Томо Хуши, сиречь Фома первый учитель».

Известно, что попало христианство в Китай так же, как и буддизм, из Ин­дии, через горы, по шелковому пути, примерно в одно и то же время. Есть архео­логическое доказательство попадания раннего христианства в Поднебесную: одно из самых древних изображений Рождества Христова ― в провинции Цзянсу. «Вырезанные в камне библейские картины обнаружены в одной из гроб­ниц восточнокитайской провинции Цзянсу. Археологи установили, что захоро­нение относится к династии Хань (25-220 гг. нашей эры). Помимо Рождества Христова на камне запечатлены сцены мироздания, искушения Евы и странствий апостолов...».

Уже в первые века сирийцы были связующими между Римом и Поднебес­ной. И возможно, что во II веке в Китай прибыли сирийские миссионеры. Есть сведения, которые подтверждают присутствие христиан в то время: «В Китае имеется каменный крест, который можно отождествить с христианством и датировать 247 годом. Также есть мнение о наличии в Пекине христианской епархии в V веке. Несомненно, административно Пекинская митрополия подчинялась Церкви Востока, и китайцы участвовали в выборах патриархов Вавилонских вплоть до XIIIвека». Но неизвестно, были ли это еретики, или это была община, не затронутая ересью, потому что нельзя узнать об основах догма­тики той общины.

К сожалению, у нас очень мало источников присутствия христиан в Китае до эпохи Тан, а потому утверждать, что сами китайцы приняли христианство в первые века весьма затруднительно. Достаточно затруднительно говорить и о сильном влиянии раннего христианства на китайскую культуру первых веков.

 

СВИДЕТЕЛЬСТВО НЕСТОРИАНСКОЙ СТЕЛЫ

Несторианское христианство попадает на восток из Персии. В большей ча­сти из-за прихода арабов, из-за которых многие начали эмигрировать на восток, так как на Западе несториане были объявлены еретиками еще на Эфесском со­боре. «Однако несториане, как известно, проникли в Китай еще до наступления арабов». Причина тому знаменитый шелковый путь, который связывал Китай и страны ближнего Востока через центральную Азию.

В 781 году в Сиане была сделана надпись на мраморной стеле. Данная стела является главным и самым значительным памятником проникновения христиан в Китай. Вокруг нее было много споров, ставился вопрос о том, кому из христи­анских Церквей она принадлежит и ее подлинность. Но сей­час никто не сомневается в том, что это подлинный памятник, созданный несторианами, для того чтобы увековечить память о том, когда и для чего они при­были на эти земли. Стела (ее название Несторианская) была найдена в Китае в г. Сиань во время строительных работ. Надпись на стеле сделана на двух языках: китайском и сирийском. Текст стелы содержит 70 имен, записанных на сирийском языке, и более 1756 китайских иероглифов. БлаговещениеСамый верх памятника увенчан драконами, чуть ниже маленький крест, далее 9 иероглифов которые переводятся так: «Памятник распространения сияющей ре­лигии из Да-цинь в Китае». Из перевода текста, который написан на этом памят­нике, становится ясно, что в 635 году монах с учениками привозит книги из Рима. В тексте на стеле сказано следующее: «В то время как светлейший император Тайцзун во славе и блеске начал свое счастливое царствование, просвещая свой народ и мудро управляя им, в царстве Великий Цинь жил человек высокой добродетели по имени Олопён; прорицая по светлым облакам, он принес сюда священные рукописи и, наблюдая за гармонией ветров, преодолел трудности и опасности».Текст разделен на 3 части: первая часть пересказывает Священное Писание, а вторая часть историческая, там было сказано: «В 9-й год Чжэн-Гу-ань Олопён прибыл в Чанъ-ань... Его рукописи были переведены в библиотеке. После того как в частных покоях учения эти были проверены, император признал их справедливыми и истинными и приказал проповедовать их и распространять...». В третьей части описывается сама вера.

В том же году был построен несторианский монастырь Да-циньсы, по при­казу Тайцзуна, на деньги императорского дворца. Сам император в знак благоволенья сделал надпись на стене этого монастыря.

Многие китайцы стали несторианами. Из надписи на стеле известно, что в каждой области были построены церкви, и всего их было 358. Возможно, цифра преувеличена. В тот период с уверенностью можно говорить об 11 несторианских церквей.

На короткий срок несторианство попало в немилость императорскому двору, когда начала править императрица У-хоу (690-705), в связи с тем, что она была ревностная буддистка, а буддизм ощущал христианство острым конкурен­том. Но после того, как на престол взошел Сюань-цзун (712-756), гонения пре­кратились и начался самый благоприятный период для несториан до 781 года.

Из известных китайцев того времени благоволил несторианам Цзы-и ― главнокоманду­ющий китайской армией и первый министр империи. Он жертвовал много средств на восстановление и постройку церквей, раздавал милостыню монахам и священникам.

 

Также можно вспомнить Ису, который родился в семье несторианского священника, сам был одновременно несторианским священником и занимал высо­кий пост в армии Китая, его благотворительная деятельность и военные успехи прославили его на всю страну.

Или, например, епископ Адам, по китайски Цзин-цзин, ученый миссионер, об­ладал большими знаниями в области китайской литературы и филологии, был приглашен буддистами для помощи в переводе их религиозных книг. Именно он и составил текст вышеупомянутой стелы.

К середине IX в. благоволение сменилось гонением. «Когда в 845 г. импе­ратор У-цзун повелел вернуться в мир буддийским и несторианским монахам. С этого момента начинаются преследования несторианства, а также прочих ино­земных религий. В течение двух периодов ― эпохи 5-ти династий (907-959) и династии Сун (960-1279) ― несторианство практически не проявляет себя». Но важно заметить, что численность их достигает тридцати тысяч.

Ученый-миссионер XIX века Дж. Легга считал, что «несторианство не имело перспективы широкого развития и распространения в Китае, главным образом по той причине, что китайское общество было более развито и организовано, чем то, откуда прибыли несториане». Судя по его рассуждениям, можно утверждать, что несториане к XIXвеку в Китае не давали знать о своем существовании.

Вместе с несторианами в Китае присутствовала армянская монофизитская церковь, она была вынуждена уйти на восток после IIIВселенского собора в г. Халкидон, так как была осуждена этим собором в V веке. В том же веке армян­ская община сложилась на юге Китая. В будущем армяне, жившие в поднебес­ной, помогли христианам Европы наладить контакт с Китаем. «В конце XIII ― начале XIVвека одна армянка в Гуанчжоу на свои средства построила церковь, которую завещала Францисканскому ордену. В составе направленной Папой Климентом V (1305-1314) миссии в Китай был армянин Андреас Перусаци».

 

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ РОССИЙСКИХ ДУХОВНЫХ МИССИЙ

Основание Российской Духовной Миссии в Китае тесно связано с исто­рией ранних отношений России с Китаем. Первые русские, которые появились в Пекине, были казаки Петров и Ялышев. Иван Грозный отправил их, чтобы иссле­довать страны, лежащие за Байкалом. В своих путешествиях они добрались и до Пекина, но «не были приняты китайским императором Му-цзун, так как прибыли в столицу без надлежащей свиты и подарков».

В России в XVII веке расширилась граница с Китаем, и рядом был образован город Албазин, где стали устраиваться поселения. И уже в 1654 году в Китай было отправлено «Русское Посольство под начальством Байкова, но грамота Царя Алексея Михайловича не была вручена Богдыхану Щуньчжи, так как русские отказались от земных поклонов (кэ-тоу) и других унизительных условий при­дворного церемониала». Это посольство было самым первым, отправленным из России для создания отношений, но оно не дало особых результатов.

Русские границы все сильнее заселялись и расширялись. «Они стали быстро расселяться в Приамурском Крае, и в Москве решили учредить во­еводство в Албазине. Первым воеводою был назначен Толбузин, прибывший к месту службы в 1684 году».

Китай не был доволен таким сильным развитием русских границ, поэтому предпринимались попытки всех разогнать, но русские возвращались на свои пепе­лища. В конце концов, по приказу императора Кенси, Китай начал готовиться к тому, чтобы уничтожить Албазин. «...Канси не пожалел на эту цель ни сил, ни издержек. Сделаны и заготовлены были огромные запасы провианта, при помощи католических миссионеров было отлито множество пушек. Против Албазина пятнадцать тысяч отборнаго войска со ста пушками и пятьюдесятью осадными орудиями». В самом городе находилось всего 450 казаков, с 3 пушками и 300 ружьями. Такую осаду городок бы не выдержал и поэтому он был сдан. Воевода Толбузин и основная часть казаков была отпущена в Нерчинск. «После сдачи Албазинского острога 26 июня 1685 г. 50 казаков с семьями были уведены в Пекин». В их числе находился и священник о. Максим Леонтьев, взявший с собой утварь и иконы. Одна из икон (свт. Николай Чудотворец), взятая о. Максимом и почитаемая казаками, сохранилась до сегодняшних дней. Казаков зачислили в знаменитое маньчжурское войско. Им была предоставлена в пользование мон­гольская кумирня, которая была переделана в православную часовню. «О. Мак­сим стал отправлять богослужения в этом первом своем маленьком храме. Эта часовня была основным камнем фундамента, на котором создана наша Миссия, которая насчитывает сейчас около трехсот лет своего существования в Китае».

Следующий виток развития православия в Китае начался после заключе­ния Нерчинского договора в 1689 году. По этому договору Россия получила право торговать в Китае. В Пекине начинают появляются торговцы из России, которые часто обращаются за помощью к албазинцам, так как не успели выучить китайский язык и изучить местные обычаи.

Правительство России, видя заботы о наших людях и дружественное расположение, просит Китайское правительство о разрешении допуска в Пекин Ду­ховную Миссию. Китай отнесся к этому положительно. «После кончины доброго пастыря о. Максима, который отличался праведной жизнью, в 1712 году была послана в Китай первая Миссия из девяти членов». Миссию возглавил архи­мандрит Иларион (Лежайский), вместе с ним были один священник, один дьякон и шесть учеников.

После смерти архимандрита Илариона, начальником Духовной Миссии был назначен епископ Иннокентий, «человек выдающихся душевных качеств и больших знаний, но он не был допущен в Китай из-за противодействия католи­ческих миссионеров и получил назначение на епископскую кафедру в Ир­кутск». «Он является, по верова­нию православных китайских и русских людей, небесным покровителем Россий­ской Духовной Миссии в Китае».

 

Рождество Христово«В 1725 году отправилось из России в Китай посольство Саввы Владиславовича Рагузинского, который в 1727 году заключил Кяхтинский договор. Этим догово­ром определяется правильная торговля русских купцов и официально утвержда­ется Российская Духовная Миссия в Китае».

30 декабря 1726 г. издан именной указ Екатерины I, повелевавший после окончания русско-китайских переговоров отправить новую миссию в Пе­кин. Выехала вторая миссия в 1729 году. «Новая Миссия прибыла во главе с архимандритом Антонием Платковским в составе одного священника, диакона и шести учеников. Архимандриту было дано звание мандарина пятой степени, а священнику и диакону — седьмой степени». Архимандрит Антоний провел грандиозную работу по развитию зе­мель, принадлежащих миссии в Пекине, он выкупил землю, построил келии, обла­городил территории, но, самое главное, «в 1732 году на Северном подворье (Бэй-гуан) была построена каменная церковь и освящена во имя Успения Божией Ма­тери». Церковь строилась по китайской традиционной технологии и по образцу католического храма Бэйтан, но размером в половину меньше. В начале 40-х го­дов архимандрит был вызван из Пекина, из-за интриг, и даже был лишён сана, но «вместе с прочиею братией Антоний был представлен государыне, которая обратила на него внимание и, узнав о его участи, повелела возвратить ему прежний сан. Со­гласно с ее волей Антоний был назначен настоятелем Переяславль-Залесского Данилова монастыря, где и умер 15 июня 1746 года».

Преемником о. Антония стал архимандрит Иларион Труков. Караван, с ко­торым шли члены новой Миссии, попал на Китайскую землю 9 июня 1736 года и лишь 10 ноября прибыл в Пекин. Архимандрит Иларион сразу освятил храм вместе с теми православными, которые были в Пекине. При храме основали Сре­тенский монастырь. «Караванные священник Иван и иерод. Виктор присту­пили к написанию образов в новоосвященную церковь, с каким расчетом и были они посланы в Китай». 2 марта 1742 г. коллегия иностранных дел донесла Си­ноду о смерти в Пекине начальника третьей Миссии ― архимандрита Илариона.

Четвертая Миссия во главе с архимандритом Гервасием пробыла в Пе­кине десять лет (1745-1755), хотя назначено ей было только пять. Члены этой Миссии пользовались большим уважением среди китайцев.

Начальник пятой Миссии архимандрит Амвросий Юматов (1755-1771) об­ладал выдающимися способностями и выказал себя как незаурядный дипломат, талантливый миссионер и хороший хозяин. Он давал Синоду подробные отчеты по своей работе, обратил внимание на заброшенное состояние албазинцев, которые утратили веру. Увещевая их и ставя в пример православных отцов, он крестил более двухсот человек и привел в должный вид и порядок церкви и все здания Миссии.

«В 1756-м году русское правительство отправило в Пекин курьером Васи­лия Братищева, поручив ему выяснение вопроса о приезде в Россию китайского посольства, а также ему было поручено суметь получить разрешение на плавание русских судов по Амуру. Во всех этих переговорах архимандрит Амвросий был очень полезен Братищеву; последний послал правительству исключительно бла­гоприятный отзыв о помощи, которую оказал ему архимандрит Амвросий».

Отдельное внимание необходимо уделить архимандриту Иакинфу (Бичурину). Это одна из самых выдающихся, но при этом неоднозначных личностей в истории нашей миссии в Китае. Преподавал в Казанской духовной семинарии, был отправлен под запрет на короткий срок. В Китае он оказался после назначения его главой 9-й Пекинской духовной миссии и настоятелем Пекинского Сретен­ского монастыря. В Пекин прибывает 10 января 1808 года. Он проделал ги­гантскую научную работу. Один сделал в пять раз больше, чем те, кто был до него. Уехал из Китая 15 мая 1821 года. Впоследствии его обвинили в халатном отно­шении к своим обязанностям и вновь запретили. Работал над своими трудами до конца дней, в 1853 году умер в своей келье Александро-Невской Лавры.

После архимандрита Иакинфа был архимандрит Петр (Каменский), но на фоне предшественника его труды не были оценены по достоинству, и большая часть осталась в рукопи­сях, так и неизданная.

По поручению Российского Министерства Иностранных Дел, с полного согласия и одобрения Китайского Правительства, Российская Духовная Миссия в Китае до 1864 года нередко служила посредницей при дипломатиче­ских и торговых сношениях России и Китая и с большим успехом выполняла все возложенные на нее поручения. За время посредничества Миссии, в течение по­чти ста пятидесяти лет, между двумя великими народами — китайским и русским ― сохранялись наилучшие отношения. В ведении Миссии находились командируе­мые Министерством Иностранных Дел ученики, для изучения китайского, мань­чжурского и тибетского языков. Из них потом вышли первые русские дипломаты и консулы на Дальнем Востоке.

Автор статьи: диакон Александр Поляк-Брагинский

Источник: Московская Сретенская Духовная Семинария