Синолог Захар Фёдорович Леонтьевский

Духовная миссия. Знакомство с Китаем

Духовная миссия посылалась из России в Пекин для совершения богослужения для немногих православных христиан, живущих в Пекине. Поводом к такой миссии послужило то обстоятельство, что китайцы при уничтожении Альбазина в 1687 году взяли в плен сто русских подданных и поселили их в Пекине, отчего само местопребывание этих русских в китайской столице называется Альбазинской слободою.

 

 

 

          Чтобы потомки этих русских не забывали своей веры, русские с согласия китайцев стали посылать в Пекин церковных служителей. Миссия посылалась на десять лет, в состав миссии входило десять человек; 1 архимандрит, 2 иеромонаха, 1 иеродьяк, 2 причетника и 4 ученика из мирян, в числе которых были живописец и лекарь. Миссионеры получали от правительства хорошее жалованье; например: архимандрит получал 2000 рублей серебром (в год), которые через десять лет службы в Пекине обращались в пенсию.

 В 1818 году, когда собиралась к отправке десятая духовная миссия, о своём желании работать в ней заявил студент-математик З. Ф. Леонтьевский. "Мы, - как писал сам Леонтьевский, — следуя порывам неопытной юности, стремимся знать мало известное, видеть невиданное". Предыдущая миссия во главе Иакинфом (Бичуриным) зарекомендовала себя не с лучшей стороны. К подбору новой миссии отнеслись со всей строгостью и тщательностью, из четырёх вакансий, предоставленных студентами, троих из них назначил святейший Синод, а четвёртого министр духовных дел и народного просвещения князь А. Н. Голицын. 

 Студентов отбирали так: от ректоров учебных заведений потребовали списки "…достойнейших студентов, а потом из них только, … вызывать желающих отправиться в Пекин". Архимандрит Петр Каменский, начальник миссии, свидетельствовал, что при выборе кандидатуры З. Ф. Леонтьевского "…по долговременному его рассмотрения поведения и успехов в учении сего студента, найден он весьма способным к занятию по Китайской миссии студентского места, тем более что знает нужные для тамошнего места языки..." Так Леонтьевский был принят в состав миссии. Согласно инструкции, студенты "…при отправлении в Китай принимаются в действительную службу государя Императора и одним чином выше, против других вступающих в оную…". От российского правительства жалованье студентам определялось в размере 500 рублей серебром в год, от маньчжурского двора по 73 рубля 50 копеек.

4 декабря 1819 года миссия выехала из Петербурга. Дорога от Питера до Пекина это 7 тысяч 200 вёрст заняла один год. Дорога из Петербурга в Пекин лежала через Казань, Иркутск, Байкал, Кяхту, Монголию.

И что увидел ярославец в Пекине? Молодой, любознательный россиянин, конечно, в свободное время изучал город. Данные о столице Китая мы находим в книгах XIX века. Пекин представлял из себя продолговатый четырёхугольник, имеющий 28 вёрст в периметре. Город был обнесён стеною, сложенной из массивного кирпича, в которой находятся 13 городских ворот, надстроенных красивыми башнями.

Как указывают биографы, в Пекине Захар Фёдорович принялся за изучение языков. Китайский необходим был для знакомства с бытом китайцев, а маньчжурский язык являлся официальным, государственным языком Цинской империи и использовался в дипломатических отношениях. Занимались со студентами учителя, назначаемые министерством иностранных дел. Нам удалось узнать, что во время пребывания в Пекине Захар Леонтьевский вёл дневник, но, к сожалению, дневник этот для нас не доступен, так как он хранится в фондах Кунцкамеры.

Специалисты указывают на интересные факты, касающиеся учителей-китайцев, которые часто пренебрегали своими обязанностями. Лишь в декабре 1822 года учителя посетили начальника миссии и были представлены студентам, но вместо шести раз в месяц, они только два раза обещали приезжать на русское подворье. Сам Леонтьевский подарил китайцу-учителю десять лян (двадцать рублей серебром), но так и не смог "приклонить его, чтоб он ходил чаще". Кроме того, из казны миссии выделялись подарки: в 1823 году на новый китайский год учителю Хуан подарили бобровые нарукавники, учителю Ли подарили 10 рублей серебром. На своё жалование 6 рублей серебром в месяц Леонтьевский нанял чиновника министерства иностранных дел по фамилии Фу. Для изучения языков требовались учебные пособия, словари. Их миссионеры составляли каждый для себя, что замедляло учёбу.

Несмотря на все трудности, 25 мая 1822 года за успехи в изучении китайского и маньчжурского языков З. Ф. Леонтьевский был возведён в чин коллежского секретаря и назначен переводчиком миссии. Как и другие миссионеры З. Ф. Леонтьевский составлял отчёты и донесения для директора Кяхтинской таможни П. Ф. Гилляхского в виде журналов, знакомя русское правительство с внешней и внутренней политикой восточного соседа.

На Леонтьевском лежали обязанности и эконома миссии. Он принимал активное участие в закупе китайских изданий для правительства и российской академии наук, коме того, ему поручалось "…по особенной при том склонности своей…вникать в художества рисования и живописи…". Функции Захара Леонтьевского в Пекине были достаточно разнообразными, он переводил статьи из газеты "Цзинь бао", составил "Характеристику китайских министров", где излагал собранные сведения в соответствии с китайской традицией. Его описания напоминали жития святых. Министрам приписывались как реальные, так и волшебные свойства, и эта работа была весьма ценна для изучения маньчжурского господства в Китае.

Отличаясь особой наблюдательностью и живым интересом к быту и нравам горожан, Леонтьевский подолгу бродил по улицам, изучая уклад, поведение, костюмы, язык обитателей Пекина и его окрестностей. Великий дар позволял ему отличить мелодию, монотонной речи северного китайца от нежной и звучной речи южанина. Часто со страхом смотрел он в щёлку бумажного окошка или ставней торговой лавки, на проезд императора, подвергаясь опасности лишиться глаза, от стрелы маньчжурских телохранителей, которые имели право выстрелить в "дерзостный глаз" любопытного. Или тайно З. Ф. Леонтьевский ночью выбирался он из Пекина, чтобы посмотреть проводимый раз в году большой смотр китайских войск, который редко кто из европейцев мог увидеть.

Десятилетнее пребывание Леонтьевского в Китае наложили отпечаток не только на образ мышления, но и на его внешний вид, "… узнаешь ли, ты, своего земляка в китайском костюме", - писал З. Ф. некоемому Ф. И. С., "с отращенною длинною косой на спине, важно выступающего по улицам столицы Средиземного царства? Отличишь ли его от природного жителя? Не знакома ли тебе эта птица в азиатских перьях, которая, порхая по-своему, заставляет китайцев глядеть на себя и пересмеивать?".

Захар Федорович Леонтьевский как переводчик и коллекционер

Об уровне квалификации З. Ф. Леонтьевского, как переводчика свидетельствовало то, что он перевёл с русского на китайский язык три тома "Истории государства Российского" Н. М. Карамзина и был удостоен титула государственного наставника – ГО ШИ. За экземпляр перевода, преподнесённый российскому императору, Захар Фёдорович был награждён 9 декабря 1850 года Бриллиантовым перстнем.

Леонтьевский работал над составлением пятнадцатитомного "Китайско-маньчжурского-русского словаря (лексикона)", взяв за основу китайские иероглифы. Впоследствии этот метод стал использоваться, как наиболее приемлемый при составлении китайско-европейских словарей. По мнению специалистов среди словарей XVII-XIX веков, лексикон (словарь) Захара Фёдоровича был одним из самых лучших! Но из-за отсутствия денег и соперничества с ним о. Иакинфа не был напечатан.

По истечении десятилетнего срока службы миссии, проведя год в пути, Леонтьевский возвращается в Петербург. Вернувшись в Россию, З. Ф. Леонтьевский стремится поделиться знаниями и впечатлениями с соотечественниками. Он рассказывает читателям о китайских свадебных обрядах, о смотре маньчжурских войск, приводит мнения китайцев о России. Географический очерк о Китае опубликовал "Сын Отечества". Его статьи появились на страницах газеты "Северная пчела". Как указывают исследователи он начал переводить на русский язык произведения классической китайской литературы. В1834 года в "Молве" была опубликована "Маньчжурская песнь". В1839 году Захар Фёдорович перевёл с китайского "Поучение девицам".

Вот эти факты нам показались тоже очень интересными. Мы знаем, что в то время в Петербурге печатается целая плеяда поэтов, в том числе и Александр Сергеевич Пушкин, наряду с ними печатается и Леонтьевский. Может, он знал Пушкина и даже был с ним знаком, хотя никаких данных по этому поводу мы не нашли. Но всё равно, сам факт, что Леонтьевский родился в один год с Пушкиным, создает иное отношение к этому человеку. Факт их знакомства вполне возможен, так как историк и писатель ХIХ в. Михаил Погодин писал о знакомстве А. С. Пушкина с отцом Иакинфом, и об интересе поэта к азиатской культуре.

Мы могли найти только один словарь в составлении, которого принимал участие З. Ф. Леонтьевский. Это "Военный энциклопедический словарь (лексикон), издаваемый обществом военных и литераторов"; изданный в 1857 году в типографии Императорской академии наук. "Главные темы словаря (лексикона): теория военного искусства во всех его частях и отраслях истории военных битв, осад и жизни великих и достойных памяти военных людей", - так характеризуют задачу составители словаря. Словарь состоит из девяти томов, но нами рассмотрены не все тома. Мы ознакомлены с томами: 1,2,3,4,5,9. В каждом томе нами обнаружены статьи, написанные нашим земляком.

Так, в первых двух томах обнаружено 8 статей. Всего найдено 40 статей, написанных З. Ф. Леонтьевским. Они касаются самых разнообразных вопросов. 20 описаний военноначальников с подробным рассказом об их сражениях, 14 об их родовых корнях и происхождении. Период, который охватывается автором очень широко с 9 по 17 век. Причём иногда описания настолько подробны, что составляют несколько страниц очень мелкого текста.

Другой большой блок статей Леонтьевского касается правителей Китая и Маньчжуры. Так очень подробно рассказывает он о династии Баберидов, перечисляя с первого Бабера 1483 года и заканчивая 1783 годом. Описание этой династии охватывает с 4 по 7 страницу II тома. Очень подробно рассказывается о Великой Китайской стене т.3 страница 188. Автор даёт и китайское название "Длинная пограничная китайская стена", на китайском, это звучит так: вань-ли-чань-чень чань-чень бянь-цинь. Описание её занимает три страницы текста, история её создания начинается ещё с V до н.э.(410 год до н.э.).

Встречаются и лексические примечания, например значения слов "Бейле", т.2 стр.227, употребляемое в XI и XII веков, как присоединение к именам государственных должностных лиц и "Бейл" - титул маньчжурских ханов, дававшийся за военные подвиги (т.2 страница 227).

Другой важной заслугой З. Ф. Леонтьевского является его собирательская деятельность. Сейчас мы называем это коллекционированием.

В Россию китаевед привёз множество редкостей и в 1830 годы открыл в Петербурге первый частный музей китайской культуры и быта. Корреспондент газеты "Северная пчела", посетивший в 1832 году его квартиру на Васильевском острове, был восхищён кабинетом хозяина и хранившимся там множеством интереснейших вещей. Здесь были портреты императорской семьи, карты, картины, чертежи, обувь, головные уборы, украшения…

Особый интерес вызывали принадлежащие Захару Фёдоровичу акварели. Чтобы собрать такую замечательную коллекцию ему приходилось проявлять немало изобретательности. Порой для того, чтобы получить отдельные экспонаты, требовалась и храбрость. Так в Китае запрещалось хранить портреты императора (Сына Неба), это считалось святотатством и богохульством. Хотя Захар Леонтьевский был миссионером и иностранцем, он тоже мог быть подвергнут суровому наказанию за обладание изображений царствующей персоны. Однако он в течение пяти лет уговаривал художника-китайца за плату сделать пять акварелей. В 1832 году пять живописных портретов членов императорской семьи были преподнесены российскому императору Николаю Павловичу, за что Леонтьевский получил 2000 рублей ассигнациями.

Кабинет китайских редкостей просуществовал вплоть до 1868 года. В связи с переездом в Ярославль Леонтьевский продал свою коллекцию за 75 рублей Императорской публичной библиотеке, предметная часть поступила в музей этнографии. Несколько лет назад часть этой коллекции экспонировалась на выставке в Ярославском художественном музее.

Как же сложилась дальнейшая судьба Захара Фёдоровича? В 1832 году он был причислен переводчиком с китайского и маньчжурского языков в азиатском департаменте министерства иностранных дел, где получал весьма скромное жалование. Отрицательное влияние на карьеру Леонтьевского оказал Никита Бичурин (отец Иакинф). К моменту возвращения Леонтьевского из Китая отец Иакинф уже имел огромный авторитет в краеведении. За десять лет он подготовил "почву" для своих противников. Карьера Леонтьевского заметно осложнилась. Он заслужил репутацию образованного китаиста, но был заслонен фигурой Бичурина.

Леонтьевского беспокоило отсутствие знающих переводчиков с китайского и маньчжурского. Он ходатайствовал об учреждении кафедры китайского и маньчжурского языков в Петербурге. Кафедру открыли, и в ведении Захара Фёдоровича находилось отделение восточных языков, где обучались переводчики для российских миссий и консульств. Сфера научных интересов З. Ф. Леонтьевского была обширна. Он занимался историей, географией, экономикой, демографией, нумизматикой, археологией. Как переводчик, он очень много трудился на благо русского купечества. Наш земляк был автором нескольких словарей, справочника "Китай", составил китайскую и маньчжурскую часть каталога рукописей и ксилографов Императорской публичной библиотеки.

В 1866 году З. Ф. Леонтьевский вышел в отставку в чине коллежского советника и имел ордена: святого Станислава II степени, святого Владимира IV степени, знаки беспорочной службы за 40 лет; бронзовую медаль за прошедшую войну и "право носить в отставке мундир, присвоенный последней должности". За службу при миссии З. Ф. Леонтьевскому была положена пенсия в 400 рублей серебром в год, и за службу при азиатском департаменте получал пенсию 600 рублей серебром в год. То таким образом он получал пенсию 1000 рублей серебром в год. Захар Федорович был женат и имел трёх дочерей, некоторые специалисты (Шубина С. А.) упоминают и двух сыновей, но впоследствии о сыновьях не говорится. Оставив по взаимному согласию семью в Петербурге, он переезжает в Ярославль. О его пребывании в нашем городе почти ничего не известно.

http://biofile.ru/his/28226.html